В каких краях бывали рыбаки — узнавали из газеты

В каких краях бывали рыбаки — узнавали из газеты

Александр Владимирович Парунов пришел в редакцию и поделился историей своей семьи


С берегов Амура

Отец Александра Владимир Павлович родился в 1932 году в поселке Сосново Хингано-Архаринский района Амурской области. Владимир — третий сын большой и работящей семьи. На Дальнем Востоке его отец, как и многие мужчины, занимался рыболовством. Когда началась война, главу семьи на фронт не взяли — дали бронь. Он продолжал работать в рыболовецкой артели — ловить и коптить дальневосточную рыбу для солдат и офицеров. Этим делом он продолжил заниматься и в Зеленоградске, куда большая семья переехала в 1947 году. Здание бывшей коптильни сохранилось в районе «сковородки». Приехав в Зеленоградск, семье выделили весь первый этаж «дома с яблоней» — отреставрированный дом и сейчас украшает улицу Ткаченко. Потом глава семьи с несколькими детьми уехали жить и работать в Приморск, а в Зеленоградске остались три брата — Тимофей, Алексей и Владимир. Вся семья по документам — Поруновы, а вот Владимир — Парунов. А при рождении в метрике Владимира фамилию записали с ошибкой. В те времена на это особого внимания не обратили, исправлять ошибку не стали. Какая разница, если все они — одна семья!


На новом месте

В 1953 году в поселке Жилино Неманского района Владимир Парунов познакомился с обаятельной девушкой. Ее звали Лидия Азоренкова. Родилась Лида в 1931 году на Смоленщине. Она вместе с родителями приехала в Калининградскую область в том же 1947 году, как и многие первые переселенцы. Молодые люди приглянулись друг другу и сыграли скромную свадьбу. Через год у молодых супругов родилась дочь Людмила, а еще через четыре года — сын Александр, который появился на свет уже в Зеленоградске. К тому времени молодая семья жила в двухэтажном немецком доме барачного типа на улице Московской, 30. На первом этаже у них была комнатка с печкой, а общий коридор и кухню делили с соседями. В 1977 году дом расселили. На месте деревянного барака «выросла» новая пятиэтажка. В ней семье Паруновых дали новую благоустроенную квартиру. До переезда в Зеленоградск Владимир Павлович служил в войсках НКВД, а после демобилизации стал работать электриком на местном хлебозаводе.


Море зовет

В год рождения сына Владимир решил пойти в море. Молодая жена очень не хотела, чтобы муж так долго отсутствовал дома, но понимала, что семью надо кормить, дети растут. Владимир Павлович ходил в море от Пионерской базы океанического рыболовного флота с 1958 по 1972 год. На СРТ (средний рыболовный траулер) ловили сельдь, треску в основном в Атлантике и Северном море. В рейс уходил примерно два раза в год. Если в Северное море — на три месяца, если в Атлантику, то месяцев на пять. Семья выписывала местную газету «Ленинское знамя» (так раньше называлась «Волна»), тогда в ней публиковали сводки с рыболовного промысла. Благодаря им семья узнавала, в каких краях находился муж и отец, сколько центнеров рыбы уже выловлено, как скоро он вернется домой. Как и многие рыбаки, Владимир Павлович привозил не только подарки для семьи. Так в доме появилась коллекция диковинных морских обитателей — сушеные морские звезды, кораллы, крабы. И всё же главной радостью в доме было возвращение отца с рейса. Как вспоминает Александр, в день приезда отец доставал из чемодана сверток и лукаво спрашивал: «Этот подарок кому?». Мы все знали — маме! Жене привозил красивые платья, платки, ткани, а вот детям, в основном, разные сладости. Люда и Саша получали по десять плиток шоколада «Золотой якорь». Александр до сих пор помнит вкус этого шоколада. Сестра съедала свою «часть» очень быстро, а потом уговаривала младшего брата: «У тебя шоколадки вкуснее! Давай твои попробуем!».

С 1972 года Владимир Павлович трудился в Зеленоградском мелиоводхозе. Работал помощником в паре с экскаваторщиком Виктором Зайцевым.

Владимир Павлович Парунов умер в 1991 году. В том году сын Александр, старший прапорщик войск особого назначения, уезжал в командировку на Кубу, но им удалось в последний раз повидаться перед отъездом в Москве.


Мастерица на все руки

В 2004 году Александр вернулся в родной город, все это время он был рядом и ухаживал за мамой. Ее не стало совсем недавно — в декабре 2017. В последние годы жизни Лидия Николаевна страдала от артрита. Всю жизнь она трудилась, и работа была сидячая. После переезда в Зеленоградск молодая женщина устроилась на щеточную фабрику, которая располагалась в доме на улице Ленина, 12. Работницы вручную собирали из натуральной щетины зубные и бровные щетки, многие другие изделия. Потом фабрику закрыли, и Лидия Николаевна устроилась работать швеей-мотористкой. Швейный цех перенесли в поселок Сосновку, потому как в курортном городе не должно было быть никаких производственных предприятий. Лидия Николаевна всегда была на в числе передовых работниц, перевыполняла трудовой план, награждена почетными грамотами за добросовестный труд, ее фотография висела на Доске почета. Лидия Николаевна успевала везде — была душой компании, пела в хоре, прекрасно готовила, вязала. Но могла и «погонять» своих детей, особенно за плохие школьные отметки. Ведь у отца с матерью не было высшего образования, а родители мечтали, чтобы дети выучились и «вышли в люди».


Вечерний гость

Александр рассказал один забавный случай, который произошел в их семье:

— Зима, 1965 год. Мы жили еще в старом доме на первом этаже, наши окна выходили на улицу. Темно, вечер. Я и сестра сидели грелись у печки, а мама вязала. Она вообще была мастерица, казалось, умеет делать все. Вдруг в окно раздался резкий стук. От неожиданности все мы замерли. Мама подошла к окну поближе и увидела что-то черное, волосатое, в белым оскалом и с испуга закричала: «Черт, черт!». Через несколько секунд «этот черт» веселым голосом произнес: «Лидуся, не бойся! Дверь-то мужу открой!». Оказалось, отец в рейсе получил травму — сломал руку. Его на другом корабле отправили домой. За то время, пока он был в море, отец загорел, волосы отросли, а то, что мама приняла за белый оскал оказалось гипсовой повязкой. Конечно, все мы потом долго смеялись, но и напугались изрядно.

С детства помню, как мы ходили с папой за белым хлебом. Магазин располагался на том месте, где сейчас находится здание Сбербанка. Белый хлеб привозили изредка и продавали не каждый день. Идем из магазина, а у отца под мышками по две буханки белого ароматного хлеба. Казалось, что вкуснее ничего не ел. Нам с сестрой отрезали по горбушке, мазали маслом. Ммм, объеденье. Наше детство прошло в те годы, когда хлеб с сахаром был самым любимым нашим лакомством...


Татьяна ЖДАНОВА.